«Европейские ценности» 1812 года и 200 лет спустя: На смену секулярной романтике героизма приходят «нормы» Содома


Ігор Друзь, голова Народного Собору України8 сентября (по новому стилю) исполнилось 200 лет со дня Бородинского сражения. Двести лет назад, в 1812 г. армия «объединенной Европы» под командованием Наполеона Бонапарта столкнулась с армией «азиатской» и «мракобесной» России, в состав которой на тот момент входила и большая часть территории современной Украины. Итог этого столкновения известен: «просвещенные» революционным безумием европейцы так и не смогли уничтожить русскую армию, и это стало началом катастрофы для тогдашнего наполеоновского «Евросоюза».

Тогда против «московских варваров» выступила действительно вся объединенная Европа, причем объединенная императором-самозванцем, детищем безбожной «великой» Французской революции, потрясшей алтари и престолы. Безбожная вакханалия во Франции, после которой к власти пришел Наполеон, превосходила все последующие революции: с массовым уничтожением духовенства, разгромов церквей, истреблением тех, кому дороги были вера предков и христианские святыни. При Наполеоне гонения на католическую церковь остановились, но лишь ради того, чтобы Римский Папа надел императорскую корону на безродного выскочку, не имевшего никаких прав ни на какой престол, и согласился с тем, чтобы королями по всей Европе стали его бездарные братья и такие же безродные соратники, типа Мюрата. В этом Наполеон был даже беззаконнее, чем вождь Английской революции – цареубийца Кромвель. Ведь даже он все же не додумался самого себя назначить монархом, обозвав себя «всего лишь» «лордом-протектором».

Когда авторитет католической «церкви» во Франции и во многих других странах была поколеблен революцией, а беззакония усугубились, потребовалось регулирование их правовых норм «на светской основе». В итоге появился Гражданский Кодекс Наполеона, который многие правоведы почему-то преподносят как верх совершенства юриспруденции, хотя на деле он попросту был вынужденной мерой, связанной со всеобщим богоборчеством и секуляризацией. В объединенной Бонапартом Европе повсеместно внедрялась «единая европейская правовая система», основанная на кодексе Наполеона, который считал этот кодекс своим более важным достижением, чем все военные победы. «Объединенная наполеоновская Европа» представляла собой карикатуру на традиции и торжество секулярного рационалистического права. Впервые в истории Западной Европы христианство, пусть даже искривленное ересями, перестало питать собой юриспруденцию – это уже были совсем другие законы. И нет никакого сомнения, что в случае победы Наполеона и его права та дегенерация европейских народов, которую мы видим сейчас, произошла бы еще намного быстрее.

Собранная в 1812 г. Наполеоном против России «великая Армия» удивительным образом напоминала нынешнюю «европейскую секцию НАТО». Помимо французов, в составе «объединенной европейской армии» были поляки, итальянцы, португальцы, голландцы, хорваты, немцы – т.е. практически все народы, и сегодня входящие в Евросоюз. Не было в этой «европейской компании» только англичан (Англия не была завоевана Наполеоном) и нынешней «обузы Евросоюза» – греков. Однако несмотря даже на то, что греки со своей живописуемой либеральными экономистами якобы «безалаберностью» «единым европейцам» тогда не мешали, расширение единой Европы на восток и вся евроинтеграционная идея после 7 сентября 1812 г. рухнула. Наполеону не удалось разгромить русскую армию в генеральном сражении – в глубине российской территории.

Понеся огромные потери, формально Наполеон вроде бы в Бородинском сражении даже победил (хотя при таких страшных потерях и неразгроме русской армии это была Пиррова победа).

Он даже смог занять Москву и ждал, пока русский царь попросит его о мире. Но Александр І ничего не просил. Тогда Наполеон сам направил свои «евроинтеграционные предложения». Ответа не последовало. И наконец-то до «гениального» Наполеона дошло: никакой победы он не одержал и нужно спасаться, пока не поздно. Он понял, что завяз посреди огромной страны, которая вся поголовно ненавидит его и его солдат и уже подняла на него «дубину партизанской войны», что русская армия не разбита и будет еще более увеличена, что снабжение его бойцов продовольствием под угрозой. Наполеон потом любил повторять: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нём показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми… Из пятидесяти сражений, мною данных, в битве под Москвой выказано [французами] наиболее доблести и одержан наименьший успех».

Спастись удалось только ему самому и небольшой кучке «европейской военной верхушки». Из почти что 600-тысячной «Великой армии», перешедшей в июне 1812 г. Неман, обратно границы России пересекли около двух тысяч солдат, плюс 10-15 вовремя сориентировавшихся и перешедших на сторону России вынужденных союзников Наполеона – австрийцев и пруссаков. Все остальные остались лежать на необъятных просторах России.

В чем-то ситуация 1812 г. поразительно напоминает ситуацию 2012 г., только еще мрачнее. Европа так же объединена в единое надгосударственное образование. Но Наполеон у нее теперь – «коллективный» и ужасно толерантный к любой мерзости. Время героев и личностей прошло – началось время либеральных извращенцев. Это 200 лет назад европейцы восторгались храбрыми полководцами, сегодня же они восхищаются дегенератами. Чем дебильнее дегенерат, тем больше восхищаются и почитают. Уже и мэрами Берлина и Парижа избирают содомитов неопределенного пола. И объединяется сегодня Европа не столько железом и кровью на полях сражений (как во времена Наполеона), сколько общей либералистическо-сатанинской идеологией, экономическим принуждением, диктатурой спецслужб. Все самые страшные грехи объявлены не только нормой, а даже доблестью. Постмодерн закончился. Грех там теперь уже больше не уравнивается с добродетелями, как было еще недавно. Это, конечно, было ужасно. Но стало еще хуже. Ныне «гей-парады», разрушение семей, ювенальная юстиция и узаконенные убийства и самоубийства под видом «эвтаназии» объявлены «высокими достижениями цивилизованного мира». и навязываются всему миру как путем паутины лжи, так и путем бомбардировок. 

200 лет назад были очарованы Наполеоном были многие люди не только во Франции и европейских странах, но и в России. Для российского дворянства, которое сплошь говорило по-французски, Наполеон был кумиром. Его популярность едва ли не превосходила популярность законного российского императора Александра І, которого, в отличие от «гениального» полководца Бонапарта, считали «слабовольным» и «бездарным». Хотя события Отечественной войны показали, что все обстоит совершенно наоборот. А уж последующие события, когда государь Александр I сумел блестяще выстроить Священный союз христианских монархов, благодаря чему революционная гидра была раздавлена по всей Европе, окончательно показали его веру и ум.

Но даже после Отечественной Войны 1812 г. значительная часть высшего класса восторгалась Наполеоном – и это после сокрушительного поражения и краха последнего. Каково же было тогда восхищение французским императором-узурпатором у «прогрессивного» русского дворянства ранее, когда он одерживал одну победу за другой?!

Среди российского дворянства была масса масонов, но руководство масонскими ложами осуществлялось из-за рубежа, из той же Франции, которую считали «образцом для подражания» (особенно когда ее возглавил «гениальный» Бонапарт, также бывший масоном). Значительную часть дворянства Российской империи составляли немцы и поляки, среди первых, и, особенно, среди вторых было очень много восторженных почитателей Наполеона. О настроениях российской элиты знал, безусловно, и сам Наполеон, поэтому он рассчитывал, что значительная часть русских дворян перейдет на его сторону. Но в ту пору, к счастью для нас, в России возобладал православный дух. Тогда «западнизм» все же был еще не настолько укоренным в нашей почве, а многие дворяне-масоны сами не понимали, куда «вляпались». А поняв, стремглав бежали из лож.

Как и тогда, московская верхушка и российская интеллигенция сегодня страшно европеизированы. Но у нее уже нет православной почвы – три-четыре поколения ее предков вообще не ходили в храм.

А «средний класс» тоже учит английский с не меньшим упорством, чем дворяне начала XIX-го французский, и мечтает устроиться работать в западные компании. Также российская «элита» старается еще чаще путешествовать «по Европам», чем российская знать в позапрошлом веке. Над русской «ленью, тупостью, и косностью» в среде российской «элиты» принято издеваться и потешаться, как и тогда… То же касается всех стран, образовавшихся на месте распада исторической России, в том числе и Украины, и даже, увы, Белоруссии.

Значит ли это, что Россия, Украина и другие бывшие республики СССР обречены стать частью западного мира, так сказать – «евроинтегрироваться»? События и 200-летней давности, и Великой Отечественной войны показывают, что все планы «евроинтеграции» всегда натыкаются на суровые реалии России. И происходит катастрофа самих «евроинтеграторов». Судьба Наполеона говорит об этом очень красноречиво. А причина в конечном итоге одна: излишняя надежда на собственную «гениальность» и собственные силы «евроинтеграторов» и пусть несовершенный, но все же в основе своей православный взгляд на жизнь русских.

Конфликт «Европа – Россия», это, в основе своей, конфликт «бунтующий человек против Бога». А «фактор Бога» – это самый сильный фактор. Сколько уже раз «гениальные европейские полководцы» и их армии с самым лучшим на то время оружием гибли на безкрайних русских равнинах… От этих «русских варваров». «Отсталых», «нецивилизованных», «врагов свободы», и прочая, прочая, прочая… Хотя «передовая европейская наука» говорила, что такого не может быть.

«Проект евроинтеграции» России 200 лет назад окончился полным крахом. Долго многие не могли понять: что было этому главной причиной – «Барклай, зима иль русский Бог?» (А.С. Пушкин). Все идет к тому, что история может повториться. Сегодня евроинтеграторы уже открыто ведут борьбу именно против «Русского Бога»…

Зимы в результате глобального потепления становятся не столь суровыми, полководцев и государственных деятелей масштаба Барклая де Толли у России, увы, сегодня нет, но вот русский Бог, как Бог вообще всех других народов, Создатель-Спаситель мира – тот же самый, что и в 1812 г., что и сегодня, что и во все времена. И именно против Него, а также против Его Церкви (Православной) наносят свой главный удар архитекторы нового мирового прядка.

Если бы Россия состояла только из тогдашней европеизированной части дворянства, то действительно поход Наполеона в нашу страну стал бы легкой прогулкой, а ее «евроинтеграция» в виде уничтожения Русской Церкви и народа – неизбежной. Однако было одно большое НО…

Русский народ был не так «европеизирован», как его верхушка. Он оставался верным православным традициям и глубоко верующим. Естественно, против безбожного «нового европейского порядка» выступала Русская Православная Церковь, к которой часто пренебрежительно относились представители европеизированной знати, но которая пользовалась безграничным доверием народа. Доносившиеся из Франции революционные идеи «свободы, равенства, братства» русскому крестьянству, вся жизнь которого была пропитана Православием, были глубоко чужды. И даже если бы какой-то гипотетический почитатель Наполеона «поручик Ржевский» вздумал перейти на сторону «европейской армии» Бонапарта, его собственные солдаты – переодетые в военные мундиры вчерашние крестьяне, для которых «Вера, Царь и Отечество» были не пустыми словами, – за ним бы не пошли. Да еще и подняли бы его на штыки.

Наполеон, выросший как политик на либеральной революционной идеологии, совершенно не понял Россию и еще одну сравнительно традиционалистскую в то время страну – Испанию. В последней он тоже получил партизанскую войну и всеобщую ненависть. Крестьяне России и Испании свою жизнь измеряли Писанием, любили своих монархов, полагая их помазанниками Божьими. Лживые лозунги «Свободы-равенство-братство» им были не просто противны, но вообще не влезали в голову. А утопист Наполеон думал подкупить их дарованием земель и освобождением от крепостной зависимости. Ответом зарвавшемуся узурпатору был удар топором «русского Сцеволы». Крестьянин, которому указом Наполеона даровали освобождение от его барина, и при этом поставили знак N (Наполеон) на его руке, тут же отрубил себе руку.  Потом такие же крестьяне стали массово рубить головы французским солдатам… 

Сейчас, в отличие от начала XIX века, русский народ уже не столь религиозен. Тем не менее, Православная церковь остается авторитетом для большинства, пусть даже формально православного населения, бывающего в церкви изредка, по большим праздникам. Глубинно русские, включая мало- и бело-руссов, иные народы исторической России, исповедовавшие православие, по-прежнему остаются православными. Именно это глубинное, вросшее в сознание народа Православие позволило ему в 1941-1945 гг. победить другого «евроинтегратора» – Адольфа Гитлера. А это значит, что все планы евроинтеграторов по включению в «новый мировой порядок» территории бывшей Российской империи кончатся таким же крахом, как и попытка Наполеона в 1812-м.

Однако западная верхушка не потому нападает на Церковь, что она – важная скрепа государства Российского. Все наоборот: высокопоставленные западные сатанисты потому хотят свалить Российское государство, что оно является внешней оградой Церкви. Потому-то идет параллельная атака на государство и на Церковь.

Недаром Запад на уровне своих высших политиков и деятелей (анти) культуры поддержал кощунственную акцию дегенераток из Pussy Riot в Храме Христа Спасителя. Построенного, кстати, в память русских воинов, павших в войне с Наполеоном во славу Иисуса Христа, которого русский народ считал своим Спасителем, в том числе и в войне 1812 г. Именно поэтому ведущие западные лидеры высказались в поддержку кощунниц-хулиганок, которым присудили два года колонии, одновременно обвинив справедливую судью в «политизации процесса». То есть, переведя на нормальный язык, в защите интересов государства. В этом тоже получается поразительное сходство: как Наполеон устраивал в захваченных православных храмах конюшни, так и нынешние «европейцы» требуют в православных церквях совершать кощунственные перформансы. Как и 200 лет назад, правители Единой Европы сегодня ненавидят Православие и всячески поддерживают всех его врагов.

Игорь Друзь,
председатель «Народного Собора» Украины 




Вірне Козацтво

Навігація

Пошук


Останні публікації


ПО УКРАЇНІ


Службове

Справжня Україна